Уважаемые тургеневеды!
Дорогие почитатели и читатели И.С. Тургенева!

Библиотека-читальня им. И.С. Тургенева приглашает вас принять участие в проекте «Блог «Открытый Тургеневский архив». Цель проекта – формирование интеллектуального интернет-пространства для общения специалистов-тургеневедов, а также самого широкого круга заинтересованных лиц.
Мы предлагаем вам размещать в «Открытом Тургеневском архиве» свои материалы с целью их обнародования и обсуждения. В качестве материалов можно размещать статьи, заметки, сообщения и пр. – как опубликованные в печатном виде, так и еще не опубликованные. Это расширит вашу читательскую аудиторию (например, если статья вышла в малотиражном издании); кроме того, вы получите полноценную интернет-публикацию, на которую будут ссылаться при цитировании. Авторы сами публикуют свои материалы в блоге, самостоятельно вносят в них изменения и правки.
Блог предоставляет также всем его участникам возможность оставлять свои комментарии и отзывы, что, как мы надеемся, создаст виртуальное поле для продуктивного общения.
Внимание пользователей! При использовании материалов блога «Открытый Тургеневский архив» ссылка на него обязательна.

четверг, 3 марта 2011 г.

Будущее «тургеневской девушки»

к. ф. н., Н. Э. Юферева
Если спросить, кто такая «тургеневская девушка», большинство наших соотечественников ответят, подняв глаза к небу, «Ну, это такая девушка… поэтичная, нежная, легкая, влюбленная, изящная…» и т. п. Между тем, женский образ, созданный И. С. Тургеневым, отличает совсем другое. Тургеневская девушка – это прежде всего сильная натура, целеустремленна, не просто готовая, но жаждущая служить и жертвовать собой ради какой-либо высокой идеи. Такие девушки в произведениях Тургенева ищут мужчину, который бы беззаветно служил высокой идее, чтобы полюбить его, пойти за ним без оглядки и всю жизнь помогать ему в служении этой идее. …И тургеневские девушки не находят таких мужчин. Вернее, сначала думают, что находят, а потом жестоко разочаровываются (см., например, замечательный прощальный диалог типичной тургеневской девушки Наташи с велеречивым Рудиным, проповедником всяческих красивых идей). Все мужские Тургеневские образы нравственно, идейно гораздо слабее женских образов. Казалось бы, героем, достойным тургеневской девушки Елены Николаевны Стаховой (роман «Накануне»), является Инсаров, спешащий сражаться за независимость и свободу своей родины. Но, во-первых, он – болгарин, а во-вторых, умирает от болезни, так и не совершив ничего великого или даже значительного, мало того – он даже не доехал до своей родины.
Видимо, в российской действительности писатель не находит героев-мужчин, которые были бы под стать тургеневским девушкам. А может быть, он описывает себя, и в каждом из его героев есть что-то от И. С. Тургенева?...
Однако, вопрос в другом. Кем становятся тургеневские девушки? О судьбе Наташи из романа «Рудин» читатель может лишь догадываться (известно только, что она выходит замуж и, говорят, счастлива). Елена Николаевна Стахова из романа «Накануне» доходит в своем служении до конца: похоронив мужа, умершего по дороге в Болгарию, она продолжает путь и безвестно умирает, став сестрой милосердия.
Письмо Елены Николаевны Инсаровой к своим родителям: «Милые мои родные, я навсегда прощаюсь с вами. Вы меня больше не увидите. Вчера скончался Дмитрий. Все кончено для меня. Сегодня я уезжаю с его телом в Зару. Я его схороню, и что со мной будет, не знаю! Но уже мне нет другой родины, кроме родины Д. Там готовится восстание, собираются на войну; я пойду в сестры милосердия; буду ходить за больными, ранеными. Я не знаю, что со мной будет, но я и после смерти Д. останусь верна его памяти, делу всей его жизни. Я выучилась по-болгарски и по-сербски. Вероятно, я всего этого не перенесу -- тем лучше. Я приведена на край бездны и должна упасть. Нас судьба соединила недаром: кто знает, может быть, я его убила; теперь его очередь увлечь меня за собою. Я искала счастья -- и найду, быть может, смерть. Видно, так следовало; видно, была вина... Но смерть все прикрывает и примиряет, -- не правда ли? Простите мне все огорчения, которые я вам причинила; это было не в моей воле. А вернуться в Россию -- зачем? Что делать в России?
Примите мои последние лобзания и благословения и не осуждайте меня». (Из романа И. С. Тургенева «Накануне»)


Среди “тургеневских девушек” Лиза Калитина занимает особое положение. Она также обладает целостностью характера и сильной волей, но стремится не к общественно-практической деятельности, а к совершенствованию собственной личности. Она живет в ладу с миром людей и природы, а когда теряет эту связь, то уходит служить Богу, не хочет идти ни на какие сделки с совестью, это противоречит ее нравственным принципам, а через них она никогда не переступит. И это очень роднит Лизу Калитину с Татьяной Лариной. Внутренняя красота Лизы заключена в полном и безусловном самопожертвовании, в остром ощущении невозможности основать свое счастье на несчастье другого. Поэтому путь этой «тургеневской девушки» приводит ее в монастырь.

В Российской действительности не было «тургеневских девушек». Тургенев их выдумал. И они появились. И кем же они стали? Или могли бы стать? Если это были типичные «тургеневские девушки» (то есть – не лизы калитины с их нравственными, религиозными идеалами и устремлениями), то они должны были стать революционерками.
В русской литературе есть образ, который, на мой взгляд, очень точно характеризует вполне возможную будущность типичной «тургеневской девушки», которая увлечена социальными, а не религиозными идеалами. В повести М. М. Булгакова «Собачье сердце» (1925 год) выведен образ некоей Вяземской как одного из членов домоуправления, вторгшихся в квартиру проф. Ф. Ф. Преображенского. Своим внешним видом Вяземская ничем не отличалась от своих спутников (Швондера, Пеструхина и Шаровкина):
«- Во-первых, мы не господа, - молвил, наконец, самый юный из четверых, персикового вида.
- Во-первых, - перебил его Филипп Филиппович, - вы мужчина или женщина?
Четверо вновь смолкли и открыли рты. На этот раз опомнился первый тот, с копной.
- Какая разница, товарищ? - Спросил он горделиво.
- Я - женщина, - признался персиковый юноша в кожаной куртке и сильно покраснел».
Что мы можем сказать об этом персонаже – «персиковом юноше», оказавшимся женщиной? То, что эта девушка - слуга революции! – из дворянской семьи, «из бывших», как тогда говорили. Об этом свидетельствует и ее благородная фамилия (Вяземская), и ее болезненная реакция на обращение к ним – «господа», и несколько ее реплик, говорящих о ее образовании и культуре речи. В финале встречи (после телефонного звонка проф. Преображенского «куда следует») происходит также характерный (для «тургеневской девушки»!) разговор:
«- Если бы сейчас была дискуссия, - начала женщина, волнуясь и загораясь румянцем, - я бы доказала Петру Александровичу...
- Виноват, вы не сию минуту хотите открыть эту дискуссию? - Вежливо спросил Филипп Филиппович.
Глаза женщины загорелись.
- Я понимаю вашу иронию, профессор, мы сейчас уйдем... Только я, как заведующий культотделом дома...
- За-ве-дующая, - поправил ее Филипп Филиппович.
Хочу предложить вам, - тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, - взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука.
- Нет, не возьму, - кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы.
Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом.
- Почему же вы отказываетесь?
- Не хочу.
- Вы не сочувствуете детям Германии?
- Сочувствую.
- Жалеете по полтиннику?
- Нет.
- Так почему же?
- Не хочу.
Помолчали.
- Знаете ли, профессор, - заговорила девушка, тяжело вздохнув, - если бы вы не были европейским светилом, и за вас не заступались бы самым возмутительным образом (блондин дернул ее за край куртки, но она отмахнулась) лица, которых, я уверена, мы еще разьясним, вас следовало бы арестовать.
- А за что? - С любопытством спросил Филипп Филиппович.
- Вы ненавистник пролетариата! - Гордо сказала женщина.
- Да, я не люблю пролетариата, - печально согласился Филипп Филиппович».
Чем гражданка Вяземская не «тургеневская девушка»? Ради высоких социальных идей (революционных) она отказалась от всего: от семьи, в которой выросла, от богатства (она носит скромную практичную мужскую одежду, и уж наверняка живет не в семи комнатах), всеми силами служит делу революции, в которую верит, сочувствует детям Германии и любит пролетариат.
Но есть и другой путь у «тургеневской девушки» - у той девушки, которая имеет не только сильный характер, поэтическую натуру, цельность и целеустремленность, но имеет еще и твердые религиозные убеждения. Именно они уберегут ее от крайностей и разрушительности социальных идей (когда прошлого не жаль, Бога нет, а личным благополучием надо пренебречь – ради будущего), именно они наставят ее на путь служения нравственным ценностям, а любовь к Богу и ближнему принесет благодатные плоды.
Ф. М. Достоевский сказал: «русский человек без Бога дрянь». А «тургеневская девушка» без Бога – Вяземская.

2 комментария:

  1. Я бы, наверно, переформулировал вопрос. И задался вопросом не «кем становятся тургеневские девушки?», а кем они стали сейчас. В нашем двадцать первом веке – веке высоких технологий и прочих достижений, которые ранее назывались чепухой и невозможностью. О невозможности я заговорил не просто так. На сегодня невозможно передать аромат букета цветов через сотовый телефон, или невозможно еще пока летать на другие планеты. И так же невозможно, чтобы тургеневская девушка остановилась на стадии эволюции, которую нам показал Иван Сергеевич. Как было раньше: Тургеневская героиня не удовлетворяется обыкновенными домашними заботами, она «многого требует от жизни, она читает, мечтает... о любви... но для нее это слово много значит». Она ждет героя, в котором для нее воплощено все: «и счастье, и любовь, и мысль», — героя, который способен изменить ход жизни, противостоять «людской пошлости». Поверив в героя, героиня Тургенева «благоговеет перед ним... учится, любит».
    В повести «Переписка» Тургенев же устами героини так говорит о современной девушке: «Она многого требует от жизни, она читает, мечтает …о любви. – Все об одной любви! Скажете вы <…>, но для нее это слово много значит.. Она <…> ждет, когда же придет тот, о ком ее душа тоскует… наконец он является… Все – и счастье, и любовь, и мысль – все вместе с ним нахлынуло разом...»
    А что мы имеем сейчас? Оглядываясь на улице и руководствуясь идеалам телевидения, создается такой образ девушки: всегда с сигаретой, как Сталин с трубкой, пьет либо виски, либо минералку утром, мыслительный процесс ограничивается лишь между «я хочу это платье» и «почему Сережа Лазарев сегодня в рубашке». После того как исполнится двадцать, она сможет лишь сказать кто такой Пауло Коэльо, потому что звучит красиво и будет требовать от мужа поездку в Испанию так как «а вот муж у Ларисочки возит ее в Испанию».
    Нет, я даже не думал обобщать или попытаться упрекнуть современных девушек. Это их счастье. А за желание быть счастливым упрекнуть невозможно.
    Так же я не утверждаю, что нет в современном мире тургеневских девушек. Несомненно есть. Они живут среди нас, не поддаются на провокации со стороны современного образа жизни. Учатся или работают, стремятся к своему идеалу жизни, где есть муж, который готовится совершить какое-нибудь открытие или переворот в науке, политике или обществе. Сегодня, правда, она уже мечтает не об общественно-политической деятельности или совершенствованию собственной личности, а о простом женском счастье – идеальная семья и дети. Но увы – не созданы они быть хорошими матерями, потому что зачастую мечты разбиваются об обыденность. Эти девушки, исполненные радужных, «крылатых надежд», впервые открывающие для себя новый мир ярких чувств и мыслей в юности и пытающиеся развивать эти чувства и мысли в дальнейшем, могут просто напросто забыть о развитии мыслей и чувствах в своих детях.

    ОтветитьУдалить